2019
03.20
Исследования в реставрации. Материалы международной научно-методической конференции. М. 4-6 декабря 2001 г. М. 2002. стр. 138-142.
 

И.П. Мокрецова

Кодикологические и технологические исследования средневековых рукописей

Необходимость технологических исследований рукописных книг при их реставрации в настоящее время никто не берется оспаривать, хотя по различным причинам их не всегда удается проводить, и не всегда, вероятно, в этом усматривается необходимость. Тем не менее, при реставрации иллюминованных кодексов, т.е. рукописных книг, украшенных орнаментом и миниатюрами, такие исследования предпринимаются. По возможности определяются пигменты, связующие,  138
 139
¦ способы обработки пергамента, характер бумаги, делается анализ предыдущих ремонтов и реставраций книги, материалов, использованных при этом. Результаты подобных исследований помогают при определении стратегии предпринимаемой новой реставрации рукописи и вообще необходимы для изучения материальной культуры средневековья.

В этой связи я хочу остановиться на своеобразной ситуации, с которой сталкиваются именно российские исследователи и реставраторы на международной арене. Лишь в последние годы специалисты, связанные с реставрационной практикой, получили реальную возможность выезжать более или менее регулярно (что важно!) на международные конференции и собрания. Основное требование, к сожалению не всегда доступное для наших специалистов, это — знание иностранного языка. На конференциях (ИКОМ, ИККРОМ, ИФЛА и т.п.) основной упор делается именно на доклады и сообщения исследовательского характера: случаи практической реставрации — даже уникальные, о которых принято сообщать на наших собраниях, там рассматриваются крайне редко. И одно из объяснений этому — состояние средневековых рукописных памятников, дошедших до нашего времени.

В каждой стране в большей степени изучаются и, следовательно, приводятся в порядок свои — отечественные — памятники или те, что представляют особый интерес для ученых, и, соответственно, для хранителей собраний, от которых реставраторы и получают их на реставрацию и технологическое исследование. В нашем случае — это, в первую очередь, древнерусские рукописные книги и византийские манускрипты, весьма значительное число которых оказалось в силу исторических обстоятельств в наших крупнейших собраниях. Большинство из них нуждается в реставрационных мерах, притом не только из-за превратностей их бытования, но и по причине определенных технологических особенностей или просчетов, допущенных при их изготовлении.

В ГосНИИР при реставрации этих памятников (начиная с греческих) всегда проводились технологические исследования. По мере роста самого Института, появления новых кадров специалистов и новых возможностей, они делались все обстоятельнее. Относится это прежде всего к Лаборатории физико-химических исследований, возглавляемой М.М. Наумовой.[1]

[1] Результаты исследований пигментов и техники живописи пяти известных древнерусских и греческих рукописных памятников приведены в кн.: НАУМОВА М.М. Техника средневековой живописи. Современное представление по результатам исследований. — М., 1998.

Основными причинами разрушений византийских и многих древнерусских памятников явились такие факторы, как специфически обработанный пергамент с очень гладкой поверхностью, легко подвергающийся деформациям; толстый многократно прописанный живописный слой, которому не всегда удается удержаться на этом скользком основании; наконец, традиционный греческий переплет, шитье которого несмотря на его положительные для общей сохранности блока свойства, содействовало деформациям пергамента в корешке, вызывая таким образом, разрушения красочного слоя миниатюр и, в конечном итоге, разрушение самого блока, не говоря уже о том, что тонкие доски переплета обязательно давали усадку, непрочные застежки утрачивались, блок вследствие этого "разбухал" и легко подвергался дальнейшим разрушениям.

Примерно те же дефекты присущи многим древнерусским рукописным книгам, изготовленным по "греческой технологии", которые писались на гладком пергаменте, подверженном деформациям, миниатюры покрывались толстым  139
 140
¦ слоем красок, и блок переплетался также на "греческий манер". Реставрация каждого памятника, сопровождающаяся различным технологическими исследованиями, представляла собой достаточно громкое в наших масштабах событие. Но когда мы выходили с этим материалом на международную арену, они редко получали соответствующую оценку или хотя бы отклик. Причиной этому является не столько недоверие к результатам наших исследований, сколько непонимание наших проблем: зарубежные реставраторы и хранители имеют дело в основном с рукописными книгами, исполненными в средние века на территории Западной Европы. Технология всех процессов изготовления книг, начиная с X-XI вв., там была необычайно высока — изготовлялись ли кодексы в условиях монастырского скриптория или городских мастерских. Этому во многом содействовали особенности и качества основного писчего материала — пергамента, принципиально отличающегося от византийского: бархатистая фактура западноевропейского пергамента прекрасно принимала на себя тонкие красочные слои, которыми раскрашивались миниатюры, как и очень толстый грунт под золото — обязательный элемент в западных рукописях.

Основными причинами, вызывающими разрушения рукописного блока кодекса, изготовленного в Западной Европе, оставались дефекты и недолговечность различных элементов переплета: это относится и к средневековому, и более позднему периоду. При этом переплет мог быть подвержен самым серьезным разрушениям и деформациям, а блок оставаться в прекрасном состоянии.

С такими проблемами, какие существуют в нашей практике, западные реставраторы и исследователи встречаются редко. Зато западноевропейские ученые всегда интересовались технологическими проблемами, связанными с производством рукописных книг. Традиции этого интереса уходят еще в средние века, когда сборники рецептов приготовления красок переписывались не только (и не столько) художниками и мастеровыми, сколько любителями древностей (например, в XV в. секретарем французского казначейства Жаном ле Бег).[2]

[2] Merrifield М.P. Original Treatises Dating from the Xllth to XVIIIth Centuries on the Arts of Painting in Oil, Miniature, Mosaic and on Glass. London, 1849, vol. 1, p. 1-165; 259-321.

В последние годы выпущено несколько очень хороших изданий, подробно описывающих процессы изготовления книги в средние века. Это — труды английского историка средневековой книги J.J.G. Alexander’а,[3] канадского — Chr. De Hamel'а[4] и др. Замечательные иллюстрации, отражающие различные этапы написания миниатюр (а такие миниатюры в разной степени законченности сохранились), позволяют проследить различные этапы работы рисовальщика, позолотчика, художника.

[3] Alexander J.J.G. Medieval Illuminators and Their Methods of Work. New Haven and London, 1992.
[4] De Hamel C. History of Illuminated Manuscripts. [Oxford], 1986.

Интерес к средневековым технологиям, традиционный в странах Западной Европы, выражается и в музейных экспозициях. В частности, в Будапеште, в Музее прикладного искусства, в нескольких витринах можно увидеть процессы производства кожи и пергамента в средние века. В выставочных залах Британской библиотеки представлена великолепная экспозиция, отражающая все этапы изготовления рукописной книги в средние века, первопечатной и печатной. Соответственно, процессы производства папируса, пергамента, бумаги. При этом экспозиция сопровождается безостановочным показом видеофильмов о производстве пергамента, о полном процессе изготовления рукописной книги, начиная с линовки, кончая всеми этапами работы с иллюминациями; при другой витрине — о переплете рукописной книги.  140
 141
¦ Отдельно устроена витрина, где представлена сцена переписки книги по миниатюре XV в.: очаровательная дама в виде восковой фигуры в полный рост (писательница Кристина Пизанская, обитавшая при французском королевском дворе в XV веке) сидит за пюпитром в окружении многочисленных книг, приспособлений и орудий для письма, красок и т.п.

Подобные экспозиции (как и популярные современные книги "now how")[5] сопровождаются данными о различных компонентах средневековых рукописей — прежде всего красок — минеральных и органических. В частности, демонстрируется их исходное сырье — минералы, сырье для красной органики — начиная с улиток или устриц Murex brandaris, кончая обрезками бразиля или других пород красного дерева и т.п. Естественно, эти сведения попадают на экспозицию от ученых — как теоретиков-историков средневековой книги и искусствоведов, так и из технологических лабораторий. Но исследования, проводимые в настоящее время в зарубежных лабораториях, часто никак не связаны с проблемами реставрации.

[5] Например, см. книгу De Hamel С. Scribes and Illuminators. Toronto, 1992 в популярной серии "Medieval Craftsmen".

На уровне международного сотрудничества несколько лет тому назад был предпринят проект, о котором в марте 1997 г. докладывал Ян Ваутерс (Бельгия) — "Европейский исследовательский проект по определению состава и состояния пергаментных рукописей", который должен был осуществляться на протяжении 1996-1999 гг.[6] Исследование красочного слоя иллюминаций, в первую очередь разработка методики определения пигментов и связующих, являлось частью этого проекта. Его участниками должны были стать сотрудники различных научных учреждений, предоставлявших свое оборудование.

[6] Семинар "Реставрация средневековых рукописей", проведенный в Российском гос. гуманитарном университете совместно с ГосНИИР.

Помимо Бельгийского Института охраны памятников и Датской Королевской Академии изящных искусств, это был Центр исследований документов в Париже, Венский Технологический институт, Датский Технологический институт, Школа Изучения Окружающей Среды одного из английских университетов. Вероятно, возможности для проведения исследований в этой области несопоставимы с нашими. Но, мне кажется, весьма существенным недостатком этого проекта, является отсутствие среди участников реставраторов и вообще "потребителей" средневековых рукописей — историков, палеографов, искусствоведов (иначе говоря, кодикологов), постоянное участие которых в подобных исследованиях, исходя из нашего многолетнего опыта, необходимо. Т.е. уже на этом — раннем — этапе "ученые от реставрации" начинают работать сами по себе и вряд ли в дальнейшем смогут наладить связь и, главное, вызвать встречный интерес к своей деятельности у реставраторов.

Идентификация пигментов в зарубежных лабораториях часто проводится на великолепном оборудовании, позволяющем получать очень точные результаты. Идеалом при этом является возможность осуществить эти исследования "без взятия пробы". Используемый некоторыми исследователями метод визуального сравнения оригинального фрагмента миниатюры с образцом накраски под микроскопом может вызвать определенные сомнения. Но именно этот метод часто используется и в какой-то мере пропагандируется.[7,8]

[7] Roosen-Runge Н. Farbegebung und Technik frühmittelalterlichen Buchmalerei. Studien zu den Traktaten "Mappae Clavicula" und "Heraclius". Berlin, 1967, B.1-2.
[8] Радосавльевич В. Техника старог писма и миниатюре. — Београд, 1984.

Надо отметить, что в нашей практике проблемы получения проб не было (может быть, потому, что мы имеем дело с действительно разрушенными памятниками, где фрагменты красочного слоя часто можно обнаружить в корешке  141
 142
¦ блока или в виде отпечатков на шелковых прокладках или на противолежащих страницах), поэтому в нашем Институте удалось собрать и обобщить весьма объемный материал по пигментам, связующим, пергаменту и особенностям технологических и технических приемов средневековых художников — византийских и древнерусских. Подготовлено издание по материалам и технике византийских рукописных книг. Любопытно, как на него отреагируют наши зарубежные коллеги, называющие себя "учеными-реставраторами" ("conservation scientists"), которые в свое время отказались представить этот материал на одной из конференций ИКОМ.

Теперь о кодикологии. Термин "кодикология" возник в 50-х гг. прошлого века в среде ученых палеографов[9]; он включает в себя всевозможные данные, которые можно получить о рукописной книге в процессе ее изучения: характеристика материалов, использованных при ее изготовлении (основание — папирус, пергамент, бумага; характер чернил, красок, материалы переплета и т.д.); методы, использованные при изготовлении рукописи — кодекса или свитка (вид разлиновки, приемы письма, расположение текста на листе, наличие и характеристика иллюстраций и орнамента); наконец, исторические сведения, связанные с изготовлением и бытованием книги.

[9] См. сб. Проблемы палеографии и кодикологии в СССР / Отв. ред. А.Д. Люблинская. - М., 1974.

Вероятно, более половины этих сведений можно получить при реставрации рукописи, особенно при ее разброшюровке. В этом случае историки книги, хранители, искусствоведы не должны упускать возможности совместной работы и общения с реставраторами и, соответственно, реставраторы обязаны быть особенно внимательными, не предпринимать поспешных действий, а в каких-то случаях добиваться от хранителей изменений в установленной программе реставрационных процессов.

Можно привести несколько примеров, когда именно кодикологические данные помогли решить некоторые проблемы, возникшие при реставрации рукописных книг в практике ГосНИИР.

Одна из них — определение рук художников, работавших над миниатюрами. Как правило, это несколько мастеров, следующих в своей работе определенному стилистическому единообразию. Тем не менее, составление схем тетрадей с указанием расположения миниатюр на листах помогли определить число и руки художников, работавших над миниатюрами известной византийской рукописи конца XII в. — Карахиссарского Евангелия (Российская Национальная библиотека, греч. 105) и древнерусского кодекса XIV в. — Хроники Георгия Амартола (Российская Государственная библиотека, МДА 100). Такой метод оказался отчасти сродни открытому палеографами способу переписки одной рукописи одновременно несколькими писцами — так называемый "pecia".[10]

[10] Романова В.Л. Рукописная книга и готическое письмо во Франции в XIII-XIV вв. — М., 1975. С. 61.

Благодаря исследованиям палеографов во время реставрации удалось переплести вместе две части одного древнерусского Стихираря XIII в., в течение нескольких столетий бытовавших отдельно, при этом одна из этих частей была сплетена с другим кодексом (Российский Гос. архив древних актов, ф.381, №№ 145 и 152). В греческий "Апостол" XIV в. (ГИМ, муз. 3648), возможно, при одном из ремонтов рукописи, были вшиты защитные листы — три пергаментных фрагмента из сербской рукописи XIII-XIV вв., которые после  142
 143
¦ длительных консультаций с хранителями и историками-палеографами было решено вычленить из "Апостола", отреставрировать и хранить отдельно.

Все вышесказанное является кратким итогом наших работ за последние годы. Очень хотелось бы, чтобы несмотря на наши трудные времена, реставрация рукописей в российских лабораториях и реставрационных мастерских обязательно сопровождалась технологическими и кодикологическими исследованиями и чтобы они становились достоянием нашего реставрационного сообщества — в виде статей или докладов.

 
 
Исследования в реставрации. Материалы международной научно-методической конференции. М. 4-6 декабря 2001 г. М. 2002. стр. 138-142.