2019
03.16
Уотерс П. Сохранение культурного наследия библиотек: Избранные работы. — СПб.: БАН, 2005.
 
 
 


  87

ПРОЦВЕТАНИЕ СТРАНЫ В БУДУЩЕМ ВО МНОГОМ
ЗАВИСИТ ОТ ОТНОШЕНИЯ К ЕЕ ПРОШЛОМУ[*]

[*] «Смена». 1993. 31 июля. Интервью А. Лисицыной с П. Уотерсом.

Питер Уотерс работает в Отделе консервации Библиотеки конгресса США. До этого назначения он получил степень аспиранта и серебряную медаль Лондонского королевского колледжа искусств за особые заслуги. В колледже занимался переплетным делом, реставрацией, книжным оформлением и графическим дизайном, читал лекции, был консультантом по вопросам восстановления поврежденных коллекций.

В 1966 году Питер Уотерс возглавил работы по спасению пострадавших во время наводнения фондов Национальной библиотеки во Флоренции. Позже он побывал почти во всех крупных библиотеках мира, где в результате бедствий — будь то пожар, наводнение или, что всегда считалось самым страшным, вандализм людей — гибли бесценные книги.

В Россию Уотерс впервые приехал в 1988 году — через месяц после пожара в Библиотеке Академии наук. С тех пор его визиты, которые всегда носили практический характер, стали регулярными. Он помогал Библиотеке спасти книги, которые пострадали от пожара или были залиты водой при тушении.

Библиотечных работников не учат и не готовят к тому, как ликвидировать последствия стихийных бедствий. Поэтому опыт Питера, его умение принимать быстрые решения не раз выручали приходивших в отчаяние и не способных ни на какие действия людей. Когда в Филадельфийской юридической библиотеке Клейна в 1978 году произошел очень крупный пожар, ее директор несколько суток находился в состоянии шока. В разрушенных огнем залах не велись никакие работы, а зал с коллекцией редких книг, расположенный непосредственно под местом возникновения пожара, и вовсе был закрыт. Директор не собирался открывать его. Когда по настоянию Питера Уотерса помещение все-таки открыли, стало ясно, что книги нужно спасать 87
  88
¦ немедленно, так как на них уже был слой плесени. Через три дня, возможно, спасти удалось бы лишь малую часть коллекции...

Примеры, которые приводил Питер в своих выступлениях на различных семинарах в нашем городе, в разговорах с коллегами, способны опровергнуть тезис о том, что профессия библиотекаря — тихая и спокойная, не требующая от человека, ее выбравшего, никаких особенных качеств. Например, зачем библиотекарю быть смелым?

Когда в 1966 году во Флоренции была затоплена Национальная библиотека, ее директор Э. Кассамасима не имел никаких средств на непредвиденные расходы, например для оплаты перевозок мокрых книг, не получил он поддержки и у руководства. Тогда Кассамасима без разрешения из Рима использовал все имеющиеся средства, в том числе и деньги, предназначенные для комплектования библиотеки.

«Он прекрасно сознавал, что должен будет ответить за свои действия, — рассказывал Питер Уотерс в одном из своих выступлений, -однако именно его решительность и мужество спасли фонды от неминуемых потерь. Кассамасима обратился за помощью к мировой общественности, получил значительные финансовые и людские ресурсы. Это стало основой успеха в работе по восстановлению, а впоследствии подоспела и помощь из Рима...»

Правда, директору этой библиотеки все равно пришлось отвечать за свои действия. Он был осужден, а реабилитирован, как у нас говорят, лишь после смерти.

По мнению Уотерса, ошибки в ходе спасательных работ неизбежны: «ведь не остается времени для генеральной репетиции или изучения уроков предыдущих аналогичных событий».

Для него неважен поиск главного виновника, так как основная причина, как правило, известна, а о сопутствующих явлениях (отсутствии вентиляции или системы пожаротушения, перегруженности фондов или плохой охране) говорится гораздо меньше. Поэтому предлагаемые Питером Уотерсом методы консервации фондов обычно рассчитаны не на один день. Это работа на многие годы. Но складывается она из маленьких конкретных шагов.

Питер Уотерс предложил программу фазовой консервации для спасения фондов БАН. И сегодня уже можно сказать, что потери Библиотеки благодаря этой помощи оказались существенно меньше.

Есть в планах Уотерса и еще один проект — написать совместно с директором БАН книгу, которая обобщила бы материалы о ликвидации последствий стихийных бедствий в библиотеках мира.

«Если любого ученого, который занимается, например, вопросами реставрации, спросить, а можно ли сохранить книги, ничего не делая, он разве что удивится. Все книги постепенно разрушаются. Конечно, 88
  89
¦ пожары и наводнения чрезвычайно ускоряют этот процесс. Однако внимания требуют все библиотеки. И сохранение культурного наследия — это проблема политическая. Да, людей нужно прежде всего накормить. Но процветание страны в будущем во многом зависит и от отношения к прошлому», — говорит он.

Питер Уотерс надеется, что если в Санкт-Петербурге библиотеки и музеи пережили и выстояли в самые трудные времена, можно исправить многие сегодняшние ошибки, и что идею создания центра консервации поддержат не только власти города.

Он был удивлен и искренне расстроен репликой о том, что проблема сохранения культурного наследия у нас — это давно проблема людей, работающих в библиотеках и музеях.

Возможно, в своей уверенности, что «у нас все плохо», мы действительно забыли, что может быть иначе.

«В Библиотеке конгресса США около 100 миллионов единиц хранения. И четверть из них — книги, большая часть которых в опасном состоянии. На хранение одной книги в нашей библиотеке выделяется в год 4 цента, — рассказывает господин Уотерс. — Так что проблемы у всех библиотек мира очень похожи. Например, качество бумаги. Известно, что оно стало намного хуже в XX веке. И сохранять эти книги сложнее и рассыпаются книги после одного прочтения...».

Но Питер Уотерс считает, что в ближайшие годы в этой сфере произойдут существенные изменения. «Какие, пока сказать трудно, но имеющийся сегодня опыт, уровень техники и здравый смысл людей должны сыграть свою роль» — говорит он.


 
Уотерс П. Сохранение культурного наследия библиотек: Избранные работы. — СПб.: БАН, 2005.